Общая информация 

Содержание:
Структура ООПТ
Климат
Геология
Морские воды
Общая характерстика флоры и фауны
Эндемичные растения

Эндемичные животные
Литература
Кадастровая информация

 


Структура ООПТ

В Южно-Курильском районе находятся две особо охраняемые природные территории (ООПТ) федерального значения: государственный природный заповедник «Курильский» и административно подчиненный ему природный заказник «Малые Курилы» (рис.1).
Территория заповедника состоит из 3-х кластеров: два на о. Кунашир и один на островах Малой Курильской гряды - Демина и Осколки.
Территория заказника расположена на следующих островах Малой Курильской гряды: Зеленый, Юрий, Танфильева, Полонского, Анучина, части о-ва Шикотан и ряде других небольших островков.
 

Климат

Климат морской муссонный, характеризуется относительно теплой зимой и прохладным летом с большим количеством туманных дней. Самый теплый месяц - август, его среднемесячная температура воздуха - 15,5 град. С. Самый холодный - февраль, его среднемесячная температура -4,6 град. С. Среднегодовая сумма осадков - 1251 мм. В ветровом режиме выражена сезонная циркуляция. Самый слабый муссон приходится на летний период. В зимний период (декабрь - март) господствуют северо-западные ветры; весной - северо-западные, северо-восточные и южные; летом - северо-восточные, восточные, юго-восточные и южные; осенью - северо-западные. Средняя скорость ветра за год - 4,8 м/с. Наиболее ветреный период - осень. Тогда же часты тайфуны (тропические циклоны), с ураганным ветром 25-30 м/с и большим количеством осадков. 

Микроклимат на тихоокеанском (омываемом холодным течением) и охотоморском (омываемым блуждающей ветвью теплого течения) побережьях острова различен. На горных хребтах и вулканах выражена высотная поясность.
Продолжительность вегетационного периода 235 дней. Продолжительность периода с устойчивым снеговым покровом 121 день.

Геология

Заповедник расположен между 43039' - 44031' северной широты и 145024' - 146055' восточной долготы в пределах Северо-Притихоокеанской физико-географической страны, в Курильской физико-географической области, Южно-Курильской провинции, Южно-Курильском и Малокурильском округе, в Кунаширском и Полоно-Танфильевском районе. От низменностей до предгорий и гор Южно- и Малокурильской ландшафтной области.

Курильские острова находятся в зоне перехода Евразийского континента к Тихому океану. Относятся к Курило-Южно-Камчатской островодужной системе, характеризующейся высокой сейсмичностью и современным вулканизмом. Структура этой системы наложена на мезозойский фундамент. Большекурильская дуга – это пояс активного вулканизма, Малокурильская – не вулканична с конца палеогена (66-23,03 млн. лет назад).
В структурном плане Большекурильская дуга, по-видимому, представлена линейной зоной блоковых поднятий, разделенной на ряд клавишных блоков поперечными разломами северо-западного простирания. Приподнятые блоки надводной части дуги – острова, опущенные – проливы. Малокурильская гряда – морфологически выражена приостровным шельфом и Малыми Курильскими островами.

Большая Курильская гряда сложена породами неогенового происхождения (12-1,8 млн. лет) и четвертичного (1,8-0 млн. лет) возраста; Малокурильская - образованиями познемелового периода (100-65 млн. лет) и палеогенового (65-40 млн. лет) возраста.

В геологическом строении Курильского архипелага выделяются два структурных яруса. Нижний (протоостроводужный) структурный ярус, представленный мел-палеогеновыми образованиями, слагает Малокурильскую островную дугу. Основную роль в формировании ее структурного плана играют разрывные нарушения. Они имеют северо-восточное (продольные разрывы) и северо-западное (поперечные разрывы) простирание. Продольные разрывы в большинстве своем представляют надвиги, образующие серию тектонических пластин с падением на юго-восток. Время наибольшей тектонической активности, по-видимому, относится к раннему и среднему миоцену (23,03-5,333 млн. лет назад, время заложения Курило-Южно-Камчатской островной дуги). Поперечные разрывы обычно более молодые и относятся к взбросо- и сбрососдвигами. Амплитуды горизонтальных перемещений по ним достигают 0,5 0 2,5 км.

Верхний, островодужный структурный ярус представлен неогеновыми и четвертичными образованиями, сформировавшими Большую Курильскую дугу. Основные структуры образованы интенсивной тектонической подвижностью блоков по продольным и поперечным разрывным нарушениям. В результате этого образована сложная мозаика из блоков, сложенных разноориентированными моноклинально залегающими породами. Позднеплиоцен-четвертичные образования, по сравнению с позднемиоцен-плиоценовыми, нарушены значительно слабее. Редкие приразломные складки не оказали влияния на общую структуру территории.
Дизъюнктивные нарушения представлены сбросо- и взбросо-сдвигами с амплитудами вертикальных перемещений в первые сотни метров, а горизонтальных перемещений – до первых километров. Тектоническая активность многих из них не прекратилась и в настоящее время, что фиксируется многочисленными гипоцентрами землетрясений.
В формировании структурного плана района важную роль играли структуры центрального типа (вулкано-тектонические депрессии и поднятия).

Неогеновые вулкано-тектонические структуры обычно сложены грубообломочными фракциями вулканитов и многочисленными субвулканическими телами. Они в большинстве случаев ограничены системой кольцевых и дуговых нарушений.
Позднеплиоцен-четвертичные вулканическая структура представлена кальдерой влк. Головнина (фото 22), одиночными стратовулканами Руруй (фото 12) и Тятя (фото 1314).

Верхнемеловые образования слагают большую часть о. Шикотан и полностью острова Танфильева, Полонского и Зеленый. Они представлены двумя свитами: матакотанской и малокурильской. Матакотанская свита сложена в основном грубообломочными вулканическими породами и вулканогенно-осадочными брекчиями, туфобрекчиями и туфоконгломерататми, перемлаивающимися с потоками подушечных лав и лавобрекчий основного, реже среднего состава. Изредка в них присутствуют прослои песчаников, туфопесчанников и туфоалевроитов.

Малокурильская свита представлена флишоидно переслаивающимися алевролитами, аргиллитами и песчаниками. Иногда отмечаются туфопесчаники, туфобрекчии, псаммитовые и псефитовые тефроиды, туффиты, туфы трахибазальтов, реже дацитов и риодацитов. Многочисленные остатки радиально ребристых иноцерамов и радиолярий позволяют уверенно отнести этот комплекс к кампану – раннему маастрихту (ярусной меловой системы). Большинство исследователей считает, что малокурильские отложения согласно залегают на матоканской свите. Общая мощность меловых отложений составляет около 2000 м.

Верхнемеловые образования содержат пластовые, часто расслоенные тела, сложенные трахидолеритами, трахибазальтами, трахиандезибазальтами, эссексит-долеритами, реже монцонитами и сиенитами. Мощность их достигает 300 м, а протяженность до 3,5 км. Кроме того, верхнемеловые образования прорваны многочисленными маломощными (1-5 м) дайками натриевых базальтов, долеритов и андебазальтов. Возраст внедрении силлов и даек составляет 80-65 млн. лет (кампанский и маастрихтский ярусы).

Верхнемеловые палеогеновые образования (ноторо-томаринский комплекс) мощностью около 600 м представлены лавами базальтов и андезибазальтов, агломератами, туфоконгломератобрекчиями. Радиологический возраст их установлен в интервале 62,5-105 млн. лет.
Палеогеновые (палеоцен-эоценовые) образования (шикотанский комплекс) обнажаются в юго-восточной чвсти о. Шикотан и на островах Юрий, Анучина и Демина. Они представлены лавами, лавобрекчиями, вулканогенными брекчиями базальтов и андезибазальтов, реже туфоконгломератами с подчиненными им песчаниками и алевролитами. Возраст их установлен по остаткам листовой флоры, спорово-пыльцевым комплексам, а также данным радиологических определений (61-59 млн. лет). Мощность отложений оценивается в 800 м.

Верхнемеловые и палеогеновые образования прорваны интрузивными массивами (до 25 кв. км) сложного состава и многочисленными дайками и силами небольшой мощности (1-20 м) и протяженности (до 100 м). Массивы имеют изометричную форму и крутые контакты, сопровождающиеся небольшими ореолами ороговикования. Они сложены габбро-норитами, оливиновыми габбро, лейкократовыми габбро, диоритами, габбро-диоритами, обычно связанными постепенными взаимопереходами. При этом оливиновые габбро тяготеют к центральным частям массивов, габбро-нориты и лейкократовые габбро – к периферийным. В интрузиях отличаются маломощные (до 0,1 м) жилы аплитов и небольшие линзовые тела (до 30 м) перидотитов, иногда окаймленные по периферии пироксенитами. Радиологический возраст интрузивных массивов, силлов и даек составляет 65-45 млн. лет, что позволяет относить их палеогеновым образованиям.

Неогеновые образования широко распространены на Кунашире, на островах Малой Курильской гряды они отсутствуют. По особенностям литологии и остаткам диатомовых водорослей неогеновые образования подразделяют на четыре толщи: верхнемиоценовую (шумновская и васильевская свиты), верхнемиоцен-плиоценовую (рыбаковская, округловская свиты), плиоценовую (камуйская свита) и плиоцен-ранненеоплейстоценовую (фрегатская и левашовская толщи).

Изверженные породы верхнемиоценового, верхнемиоцен-плиоценового возрастов формируют сложнофациальный островодужный комплекс, представленный линзовидно-переслаивающимися разнообразными породами: гиалокластитами основного среднего состава, туффитами и вулканогенно-осадочными породами различной размерности. Реже, преимущественно в плиоценовой части разреза, – туфы кислого состава, в том числе и спекшиеся. Общая вскрытая общность этих образований не превышает 2000 м. Плиоцен-раннеплейстоценовые образования – продукты ареального вулканизма (платобазальты). Они развиты на высоких выровненных поверхностях рельефа и представлены лавовыми потоками базальтов, андезибазальтов, андезитов, чередующимися с туфами и гиалокластитами, реже – конгломерато-брекчиями, конгломератами, гравелитами и песчанниками. Мощность их достигает 400 м. На Кунашире эти образования залегают несогласно на более древних породах. Плиоцен-ранненеоплейстоценовый возраст установлен по взаимоотношению с морскими отложениями, охарактеризованными остатками диатомей, а также данными палеомагнетического анализа и радиологического датирования (2-3 млн. лет).

Неогеновые интрузивные обрастания представлены крупными массивами сложного состава и небольшими, но многочисленными субвулканическими телами и дайками. Массивы (до 50 кв. км) в плане имеют неправильную форму, часто вытянутую вдоль разломов. Контакты с вмещающими породами плавные. Ширина зоны ороговикования достигает 1,5 км. Строение их неоднородное. В них редко отмечается две фазы внедрения: первая – средне-основного состава (от кварцевых диоритов до габброидов при преобладании первых) и вторая – кислого состава (от гранодиоритов до плагиогранитов при преобладании последних). Петрографические разности связаны обычно постепенными взаимопереходами. Центральные и наиболее эродированные части массивов, как правило, сложены гранитоидами. В массивах присутствуют маломощные жильные тела аплитов и лампрофитотв. Радиологический возраст формирования интрузий – 6-11 млн. лет. Субвулканические тела (размером до 0,1 кв. км) и дайки мощностью до (10-50 м при протяженности 100-200 м, реже более) представлены широкой гаммой пород от базальтов до риодацитов. Более крупные тела (от 0,1-12 кв. км) сложены раскристализованными порфировидными разностями габбаро-гранитного ряда. Тела большей частью изометричные с ровными крутопадающими контактами и незначительными эндо- и экзооконтактовыми изменениями.

Четвертичные образования наиболее распространены на Кунашире. Они подразделяются на стратифицированные (эффузивно-осадочные и осадочные) нестратифицированные (экструзивные купола и дайки). По геоморфологическим признакам (сохранности первичного микрорельефа поверхности, уровня террас и т.д.) и данным радиоуглеродного анализа среди них выделяются образования эоплейстоцен-средненеоплейстоценового, средненеоплейстоценового, верхненеоплейстоценового и современного возраста.

Эффузивно-пирокластические и нестратифицированные образования слагают четвертичные вулканы. Представлены они разнообразными породами от базальтов до риодацитов, туфами (нередко спекшимися), тефрой с преобладанием пород среднего и основного состава. Особое место занимают отложения пемзовых подводных пирокластических потоков и продукты их перемыва. Они распространены в районе влк. Головнина, оз. Лагунного, образуя здесь две разновозрастные толщи эоплейстоцен-средненеоплейстоценовую (головнинскую свиту) и поздненеоплейстоценовую (роковскую свиту). Менее распространены на островах кислые спекшиеся туфы головнинского вулканического комплекса.

Вулканогенно-осадочные и осадочные отложения по генезису относятся к морским террасовым, эоловым, делювиальным, аллювиальным, озерным, пролювиальным, элювиальным, ледниковым и биогенным. Представлены они преимущественно вулканомиктовыми песками, гравийниками, галечниками, валунниками, дресвой, щебнем, супесями, суглинками, глинами, алевролитами, торфами. Мощность рыхлых вулканогенно-осадочных и осадочных отложений обычно не превышает 10-30 м, лишь иногда достигает 100 м.

История геологического развития Курильских островов прослеживается с позднего мела – раннего палеогена, с эпохи, когда здесь в субаквальной обстановке формировался «протоостроводужный» фундамент. В это время в Малокурильской и Срединно-Курильской зонах происходит накопление вулканокластического материала преимущественно основного состава. Центры подводного вулканизма с широким развитием подушечных лав локализованы только в Малокурильской зоне. В конце маастрихта в тонкослоистые слаболитифицированные осадки внедряются пластовые интрузии щелочных базальтов. К началу палеогена вулканизм в Малокурильской зоне вновь усиливается, появляются вулканические острова, происходят извержения субаэральных базальтоидов. Вулканизм вызван развитием окраинно-океанических рифтогенных процессов с формированием так называемого «протоостроводужного» Периокеанического пояса. Подобная обстановка продолжает сохраняться в течение палеоцен-эоценового времени. К концу этого периода происходит внедрение крупных интрузивов габброидов, которые фиксируют начало крупной тектонической перестройки конца эоцена.

Эта глобальная тектоническая перестройка закладывает структуру островодужной системы и сопровождается выводом на дневную поверхность южной части Малокурильской зоны, которая становится областью устойчивого размыва вплоть до четвертичного времени. Палео-Южно-Охотская котловина с этого периода испытывает расширение и погружение. Здесь, как и в Срединно-Курильской зоне до сегодняшних дней сохраняются морские условия осадконакопления. Поступление вулканогенного материала происходит из Большекурильской зоны.

Большекурильская зона в позднемиоцен-плиоценовое время представляла собой морской бассейн с интенсивными гидровулканическими извержениями средне-основного и кислого состава. На удалении от вулканических центров формировались тонкие вулканогенно-осадочные, а непосредственно в центрах – грубые вулканические и субвулканические образования. По мере развития активность одних центров угасала, возникали новые, формируя сложную «линзообразную» осадочно-вулканокластическую толщу.
Со второй половины плиоцена в Большекурильской зоне в составе продуктов вулканизма значительную роль начинают играть кислые разности. В широкоразвитых вулканических центрах происходит внедрение многочисленных субвулканических тел и формирование золотосеребряных и колчеданно-полиметаллических руд. К концу этого периода, в последствие интенсивной блоковой тектоники, отдельные блоки были выведены из-под уровня моря. В некоторых из них происходят субаэральные извержения потоков спекшихся туфов.

В конце плиоцена – раннем неоплейстоцене продолжается общий подъем территории Большекурильской зоны с выводом на поверхность больших площадей. Начинается из нивелировка и развитие ареального вулканизма, близкого по характеру у трещинному вулканизму, формирующего «платобазальты».
В эоплейстоцене – среднем неоплейстоцене вследствие блоковой тектоники происходит смена субаэральной обстановки на субаквальную с резким возрастанием активности кислого вулканизма и формированием отложений подводных пемзовых пирокластических потоков (головнинская свита). В отдельных центрах, субаэральных условиях, происходят катастрофические извержения с формированием покровов игнимбритов и кальдер оседания.
Со среднего неоплейстоцена и до настоящего времени в Большекурильской зоне островодужная обстановка сохраняется. Отдельные блоки испытывают опускания на общем фоне дифференцированного устойчивого вздымания территории. Вулканическая деятельность практически не ослабевает и характеризуется, главным образом, продуктами среднего и основного состава. На островах формируются вулканические постройки центрального типа, нередко сливаясь вдоль крупных разломов в вулканы линейно-гнездового типа. Позднеплейстоценовое время ознаменовалось резким ослаблением эффузивного вулканизма и усилением эксплозивной вулканической деятельности. Происходят катастрофические извержения с образованием большинства известных кальдер. Эти извержения сопровождались выбросами большого количества продуктов кислого вулканизма. Проходили они как в субаквальных, так и в субаэральных условиях, формируя соответственно подводно-пемзово-пирокластические и игнимбритовые потоки.

В плестоцен-голоценовое время на дне акватории наряду с интенсивной субаквальной вулканической деятельностью широко развиваются процессы морской седиментации, сопровождающиеся отложениями турбидитовых потоков и гравитационными обвальными процессами.

На протяжении всего неоплейстоцен-голоценового времени на фоне общей вулканической активности отмечаются периоды относительного затухания отдельных вулканических аппаратов усиления вулканических эманаций, проявляющихся в интенсивной газово-гидротермальной деятельности в пределах фумарольно-сольфатарных и гидросольфатарных полей. В результате формируются эксгаляционные фумарольные серные руды, рениевое и золотосеребряное оруднение. Многочисленные минеральные источники также генетически связаны с еще неостывшими периферическими вулканическими очагами. 

Морские воды

Морская охранная зона заповедника занимает площадь 33 тыс. га.

Морские течения и лед

Западное побережье о. Кунашира омывается водами теплого течения Соя. Скорость течения 20-30 см/су берега и 5-10 см/с в центральной части моря. Со стороны океана вдоль острова в юго-западном направлении со скоростью 10-30 см/с движется поток холодного течения Оясио. В районе 41-43 с.ш. он встречается с теплым течением Куросио. В зоне смешения вод происходит вертикальный вынос в поверхностные слои питательных веществ, что создает благоприятные условия для нагула рыб. Холодные глубинные воды, натекая на подводные склоны островов, поднимаются к поверхности, обеспечивая приток питательных веществ и условия для образования адвективных туманов в летний период. Благодаря подъему глубинных вод, прибрежная температура воды не опускается ниже точки замерзания, что препятствует образованию льда. С другой стороны, муссонная циркуляция и течения создают условия для дрейфа льда из северной части Охотского моря в южную, где в феврале накопившийся лед начинает проникать в пролив Лаперуза в Японское море и через южные проливы Курильской гряды в Тихий океан (фото 626364). Продолжительность ледового периода в Курильске составляет 77 дней, Южно-Курильске – 38 дней.

Колебания уровня и приливы

На охотоморском побережье Курильских островов прилив носит неправильный суточный характер. У тихоокеанских побережий Кунашира и островов Малой Курильской гряды наблюдаются неправильные полусуточные приливы. Величина их колеблется от 1,2 до 2,2 м, и максимальной высоты они наблюдаются в июне-июле и в декабре-январе. Высота приливных волн с Охотского моря колеблется от 0,9 до 1,7 м, с Тихого океана – 1,1 – 1,9 м.
Значительный подъем уровня воды может наблюдаться при прохождении глубоких циклонов (октябрь-декабрь). Со стороны Тихого океана у Курильских островов нагон воды составляет 0,8 м, а при устойчивых ветрах со скоростью 20-30 м/с – до 4-5 м. Со стороны Охотского моря уровень воды из-за ветров может повышаться на 0,7-1,5 м, иногда на 3-3,5 м.

Температура морских вод

Наибольший прогрев поверхностных вод у южных островов – до 15-16 град. С – отмечается в августе, зимой температура понижается до -1 град. С. С наиболее холодной Охотской стороны. Воды Тихого океана в зимний период теплее, температура их достигает 0,5 град. С. В период весенне-летнего прогрева температурные различия вод постепенно сглаживаются.
На горизонтах 100 и 200 м практически вся акватория занята водами холодного промежуточного слоя, температура которого в Охотском море ниже, чем в Тихом океане. В теплый период года горизонт до 200 м занимают воды теплого течения Соя, температура которых выше 3,5 град. С.

Химические характеристики морских вод

Соленость измеряется в единицах практической солености (епс) – количестве солей в граммах, растворенных в 1 л воды. Наибольшая соленость отмечается в Южной части Курильского района (более 33,4 епс зимой и более 33,0 епс летом) в зоне влияния вод субтропического происхождения.
Изменение рН определяется содержанием углекислого газа в морской воде. В теплый период рН воды несколько понижается и становится менее 8,2. На глубине 200 м более 8,4.
Содержание кислорода в теплый период повсеместно составляет 7 мл/л. В холодное время года в Охотском море содержание его более 8 мл/л, в Тихом океане (более теплом, чем Охотском море) -8 мл.

Общая характеристика флоры и фауны Курильских островов

Современная наземная и пресноводная биота Курильских островов характеризуется высоким видовым разнообразием и низким уровнем эндемизма на видовом уровне. Она является примером не реликтовой биоты, сформировавшейся из двух источников: северного (от Камчатки) и южного (от Сахалина и Хоккайдо). Вклад южного источника гораздо более значителен. Современное биоразнообразие каждого острова является сочетанием многих факторов – геологической истории, местоположения, удаленности от соседних источников биоты, климата, холодного и теплого океанических течений и наличия тепловодных рефугиумов. Кунашир и Малая Курильская гряда, которые соединялись с Хоккайдо имеют много общих черт во флоре и фауне, относятся к Южно-Курильскому району.

Эндемизм флоры Курильских островов, отражающий ее специфические черты, выражен слабо. Эндемичные семейства и роды отсутствуют, число видов - 26, или около 2% от видового состава местной флоры. Многие из курильских эндемов относятся к числу слабо обособленных островных рас более широко распространенных видов на близлежащих территориях. Можно говорить лишь о молодом возрасте эндемичных видов, что, видимо, объясняется широкими миграционными процессами в обмене видов между Курильскими островами. Большинство эндемов приурочено к каменистым местообитаниям и встречается чаще по склонам морских террас или в горах. Неоэндемизм - одна из характерных особенностей флоры Курильских островов.

Формирование животного мира Курильских островов происходило с участием бореальной охотско-камчатской и южной приморско-манчжурской фауны. Этому в значительной мере способствовали существовавшие в различные геологические периоды сухопутные мосты с материком. В связи с этими состав животного населения южных Курильских островов имеет сходство с северной частью Японии. В отношении наземных позвоночных эта закономерность особенно четко проявляется в герпето- и авиафаунах. 

На формирование фауны Курильских островов оказывает влияние сейсмическая активность в данном регионе. Наблюдаются изменения перераспределения наземных и морских млекопитающих после извержения вулканов или цунами (Костенко и др., 2004). 

Велика роль специфических для Курил биотопов в жизни млекопитающих. Заросли бамбучника (Sasa) являются преобладающим видом растительности на южных Курильских островах. Когда ложится снег на заросли вечнозеленого бамбучника, под их пологом не промерзает почва и образуются обширные пустоты. Именно такие местообитания с благоприятными микроклиматическими, трофическими и защитными условиями являются для землероек, грызунов и мелких куньих основными стациями их зимнего переживания. Некоторые грызуны, в первую очередь серые крысы, здесь даже размножаются, причем лимитирующим зимнее размножение фактором служат не холода, а недостаток пищи.

Из нескольких представленных на Курилах типов луговой растительности наибольшее значение имеет для островных млекопитающих высокотравье. На южных Курилах высокотравные заросли представлены белокопытником (Petasites amplus), "сахалинской гречихи" (Reynoutrua sachalinensis), тарана Саватье (Aconogon savatieri), какали мощной (Cacalia robusta) и лобазника камчатского (Filipendula camtchatica). В них создаются хорошие защитные условия и стабильная кормовая база для многих видов. Постоянно высокая численность мелких млекопитающих в этих участках, отсутствие ее резких колебаний по годам свидетельствует, что именно в этих местообитаниях складывается экологический оптимум для многих обитающих на островах видов животных.

Существенным фактором, влияющим на условия обитания млекопитающих на Курилах, является ограниченность трофических ресурсов. На многих островах наблюдается так называемая дисгармоничность териофауны, т.е ярко выраженное преобладание в видовом спектре хищных млекопитающих. Так, в ряде островов центральных Курил лисица является единственным обитающим там хищным видом. На Итурупе соотношение хищник (лисица, норка, соболь, медведь) - жертва (крыса, красносерая полевка, домовая мышь, заяц-беляк) составляет 1:1. В такой ситуации хищники вынуждены использовать дополнительные трофические источники, что является одной из особенностей их питания на островах.

Скалистые участки побережий островов, небольшие прибрежные острова и кеккуры - являются являются местом гнездования морских колониальных птиц. В 1070 г. на Кунашире гнездилось около 5 тыс., на Шикотане - около 10 тыс., на островах малой Курильской гряды - около 35 тыс. птиц. Сами птицы, их гнездовья и отходы жизнедеятельности регулярно служат кормом многим хищным животным. 

Важнейший трофический ресурс для многих видов животных и не только хищников - проходные лососевые. Лососи заходят в реки практически круглогодично. В летнее-осенний период нередко в устьях нерестовых рек образуются залежки ларги.

Исключительную привязанность хищников к морскому побережью впервые отметил ВГ. Воронов (1973). Это объясняется тем, что незамерзающее море для этих животных - постоянный поставщик корма. Во время отливов, которые здесь достигают 2 м, обнажаются большие площади литорали, и для наземных млекопитающих становятся доступными моллюски, ракообразные и иглокожие. Кромае того, волны выбрасывают на берег рыбу и морских млекопитающих. Трупы китов, тюленей и каланов на долго снабжают кормом лисиц, медведей и куньих. В органических морских выбросах находят себе прибежище мелкие ракообразные и насекомые, их личинки, которые в летнее время при недостатке других кормов играют существенную роль в питании птиц и животных.

Таким образом, из всех особенностей условий обитания наземных животных на Курильских островах наибольшее значение для них имеет ограниченность экологического пространства, подразумевающая 
А) лимитированные трофические ресурсы;
Б) Недостаток пригодных местообитаний;
В) отсутствие возможности расселения при переуплотнении;
Г) самостоятельность развития фауны после изоляции островов, что при отсутствии притока генов в условиях лимитированного экологического пространства ведет к элиминации ряда видов из островных териокомплексов и увеличению степени дисгармоничности видовой структуры сообществ.

Остальные факторы являются модифицирующими действие более значимых факторов.

У морских млекопитающих жизненный цикл лишь частично связан с сушей для большинства видов субстратом для размножения и отдыха. Поэтому связь млекопитающих этой экологической группы с тем или иным островом или отдельным его участком определяется в первую очередь особенностями геоморфологического облика побережий и гидрологическим режимом в пределах акватории острова. Трофический фактор важен в данном случае только для калана, обыкновенного тюленя и, отчасти, ларги. Для представителей ушастых тюленей, способных совершать регулярные протяженные (до нескольких десятков миль) кормовые марши с лежбищ в места добывания корма, присутствие достаточного количества пищи в районе лежбищ не обязательно.

Список видов растений, эндемичных для южных Курильских островов 

Зюзник курильский (Lycopus kurilensis Probat.) (о. Кунашир)
Мелколепестник шикотанский (Erigeron schikotanensis Barkalov) (о. Кунашир, о. Шикотан)
Одуванчик вулканный (Taraxacum vulcanorum Koidz.) (о. Кунашир)
Одуванчик итурупский (Taraxacum yetrofuense Kitam.) (о. Зеленый, о. Юрий)
Пахучка кунаширская (Clinopodium kunashirense Probat.) (о. Кунашир)
Прострел Тарао (Pulsatilla taraoi (Makino) Takeda ex Zam. et Paegle) (о. Шикотан)

Список видов членистоногих, эндемичных для Кунашира, Шикотана и курило-хоккайдского региона

По материалам к.б.н. Ю.Н. Сундукова на 2014 г. Исследования продолжаются.

Реальный эндемизм фауны насекомых южных Курильских островов невелик. В настоящее время к «условным эндемикам» Кунашира и Шикотана можно отнести порядка 200 видов насекомых. В основном это представители ряда семейств паразитических перепончатокрылых (Hymenoptera), особенно из семейств ихневмониды (Ichneumonidae) и бракониды (Braconidae) и двукрылых (Diptera), особенно из семейства галлицы (Cecidomyiidae), которые, в следствии плохой изученности в целом, пока не известны с Хоккайдо. 

Значительно больше на Южных Курилах курило-хоккайдских эндемиков, известных в пределах России только с островов. 
Только на Кунашире в пределах России обнаружены жуки семейства синтелии (Synteliidae), в частности синтелия карапузиковая (Syntelia histeroides). 
На островах Кунашир и Уруп обитает не встречающаяся в других местах бабочка белянка курильская (Pieris tomariana).
С Кунашира известны 19 видов жуков из семейства краснокрылы (Lycidae), что составляет почти 60% дальневосточной фауны этой группы.
Только с Южных Курил в пределах России известен светлячок кровавый (Pristolycus sagulatus).
К южнокурило-хоккайдским эндемикам относятся бескрылый японский пещерный кузнечик (Diestrammena japonica) и настоящий кузнечик японский скачок (Eobiana japonica), жуки-жужелицы – жужелица морщинистокрылая (Carabus rugipennis), жужелица Колби (Carabus kolbei), скакун кунаширский (Cylindera elisae kunashirensis), недавно обнаруженные на Кунашире быстряк лампрос (Lissagonum lampros), бегунчик йокогамский (Bembidion yokohamae) и плотник шибанайский (Nebria shibanaii), а также лебия бурая (Lebia fusca) и дромиус курильский (Dromius kurilensis).

Лишь в 2012 г. на Кунашире найдены новые для России, общие с Хоккайдо, усачи (Cerambycidae) акантоцинус точечный (Acanthocinus guttatus) и ропалосцелис пятнистый (Rhopaloscelis maculata), ризодида (Rhysodidae) яматоза японская (Yamatosa niponensis) и ксиэла стланиковая (Xyela pumilae).
К «условным» эндемикам Кунашира относятся жуки хищник паразитический (Bolitobius parasetiger), щелкун курильский (Actenicerus kurilensis), слоник красноротый (Sympaector rugirostris), слоник монах (Kurilio monachum), слоник бледный (Ochromnanus pallidus) и слоник черноспинный (Acicnemis dorsonigra), листоед Куренцова (Cryptocephalus kurentzovi), ощупник ложноалинский (Trissemus pseudalienus) и водолюб Салука (Cercyon saluki).
Эндемиком Кунашира и Шикотана является паук-краб курильский (Xysticus kurilensis).
Только с Кунашира известны японские виды жуков – бронзовка Ролофса (Cetonia roelofsi), хрущик сияющий (Anomala lucens) и хрущик плоскогубый (Mimela flavilabris).
   

Литература

1. Атлас Курильских островов/Российская академия наук. Институт географии РАН. Тихоокеанский институт географии ДВО РАН; Редкол.: Котляков В.М., Бакланов П.Я., Комедчиков Н.Н. и др; Отв. ред. - картограф Федорова Е.Я. - М.; Владивосток
2. Баркалов В.Ю. Флора Курильских островов. - Владивосток, 2009. - 468 с.
3. Баркалов В.Ю., Н.А. Еременко Флора прородного заповедника "Курильский" и заказника "Малые Курилы" Сахалинская область. - Владивосток: Дальнаука, 2003. - 285 с.
4. Воронов В.Г. К характеристике фауны млекопитающих Курильских островов// Тр. Биол. ин-та СО АН СССР. - 1973. - Вып.16. - С.45-47.
5. Костенко В.А., Нестеренко В.А., Трухин А.М. Млекопитающие Курильского архипелага. - Владивосток. -2004. - 184 с.
6. Летопись природы заповедника "Курильский"-2012. - Южно-Курильск, 2013. - Книга №28. - 474 с. (На правах рукописи, фонд заповедника "Курильский")

Кадастровая информация

Кадастровая информация о ФГБУ "Государственный заповедник "Курильский"
Положение о ФГБУ "Государственный заповедник "Курильский"
Положение о государственном природном заказнике федерального значения "Малые Курилы"
Карта заповедника и заказника